Главная
Исцеление
Питание
Растения
Галерея
Карта сайта
Контакт
©  2011-18 Целитель Природа

Поэмы и драмы А. Пушкина

Анджело

Борис Годунов

Домик в Коломне

Каменный гость

Кавказский пленник

Медный всадник

Монах

Драма Русалка

Скупой рыцарь 

Цыгане

Полтава

Евгений Онегин. Роман

 

 

 

Русалка

Драма. А. Пушкин

 

 

БЕРЕГ ДНЕПРА. МЕЛЬНИЦА

  Мельник, дочь его.

 

Мельник

 

Ох, то-то все вы, девки молодые,

Все глупы вы. Уж если подвернулся

К вам человек завидный, не простой,

Так должно вам его себе упрочить.

А чем? разумным, честным поведеньем;

Заманивать то строгостью, то лаской;

Порою исподволь обиняком

О свадьбе заговаривать, - а пуще

Беречь свою девическую честь -

Бесценное сокровище; она -

Что слово - раз упустишь, не воротишь.

А коли нет на свадьбу уж надежды,

То всe-таки по крайней мере можно

Какой-нибудь барыш себе - иль пользу

Родным да выгадать; подумать надо:

"Не вечно ж будет он меня любить

И баловать меня". - Да нет! куда

Вам помышлять о добром деле! кстати ль?

Вы тотчас одуреете; вы рады

Исполнить даром прихоти его;

Готовы целый день висеть на шее

У милого дружка, - а милый друг

Глядь и пропал, и след простыл; а вы

Осталися ни с чем. Ох, все вы глупы!

Не говорил ли я тебе сто раз:

Эй, дочь, смотри; не будь такая дура,

Не прозевай ты счастья своего,

Не упускай ты князя, да спроста

Не погуби самой себя. - Что ж вышло?..

Сиди теперь да вечно плачь о том,

Чего уж не воротишь.

 

Дочь

 

         Почему же

Ты думаешь, что бросил он меня?

 

Мельник

 

Как почему? да сколько раз, бывало,

В неделю он на мельницу езжал?

А? всякий божий день, а иногда

И дважды в день - а там все реже, реже

Стал приезжать - и вот девятый день,

Как не видали мы его. Что скажешь?

 

Дочь

 

Он занят; мало ль у него заботы?

Ведь он не мельник - за него не станет

Вода работать. Часто он твердит,

Что всех трудов его труды тяжеле.

 

Мельник

 

Да, верь ему. Когда князья трудятся,

И что их труд? травить лисиц и зайцев,

Да пировать, да обижать соседей,

Да подговаривать вас, бедных дур.

Он сам работает, куда как жалко!

А за меня вода!.. а мне покою

Ни днем, ни ночью нет, а там посмотришь:

То здесь, то там нужна еще починка,

Где гниль, где течь. Вот если б ты у князя

Умела выпросить на перестройку

Хоть несколько деньжонок, было б лучше.

 

Дочь

 

Ах!

 

Мельник

 

    Что такое?

 

Дочь

 

      Чу! Я слышу топот

Его коня... Он, он!

 

Мельник

 

         Смотри же, дочь,

Не забывай моих советов, помни...

 

Дочь

 

      Вот он, вот он!

 

Входит князь. Конюший уводит его коня.

 

Князь

 

      Здорово, милый друг.

Здорово, мельник.

 

Мельник

 

      Милостивый князь,

Добро пожаловать. Давно, давно

Твоих очей мы светлых не видали.

Пойду тебе готовить угощенье.

(Уходит.)

 

Дочь

 

Ах, наконец ты вспомнил обо мне!

Не стыдно ли тебе так долго мучить

Меня пустым жестоким ожиданьем?

Чего мне в голову не приходило?

Каким себя я страхом не пугала?

То думала, что конь тебя занес

В болото или пропасть, что медведь

Тебя в лесу дремучем одолел,

Что болен ты, что разлюбил меня -

Но слава богу! жив ты, невредим

И любишь все по-прежнему меня;

Не правда ли?

 

Князь

 

      По-прежнему, мой ангел,

Нет, больше прежнего.

 

Любовница

 

         Однако ты

Печален; что с тобою?

 

Князь

 

         Я печален?

Тебе так показалось. - Нет, я весел

Всегда, когда тебя лишь вижу.

 

Она

 

            Нет.

Когда ты весел, издали ко мне

Спешишь и кличешь: где моя голубка,

Что делает она? а там целуешь

И вопрошаешь: рада ль я тебе

И ожидала ли тебя так рано.

А нынче: слушаешь меня ты молча,

Не обнимаешь, не целуешь в очи,

Ты чем-нибудь встревожен, верно. Чем же?

Уж на меня не сердишься ли ты?

 

Князь

 

Я не хочу притворствовать напрасно.

Ты права: в сердце я ношу печаль

Тяжелую - и ты ее не можешь

Ни ласками любовными рассеять,

Ни облегчить, ни даже разделить.

 

Она

 

Но больно мне с тобою не грустить

Одною грустью - тайну мне поведай.

Позволишь - буду плакать; не позволишь -

Ни слезкой я тебе не досажу.

 

Князь

 

Зачем мне медлить? чем скорей, тем лучше.

Мой милый друг, ты знаешь, нет на свете

Блаженства прочного: ни знатый род,

Ни красота, ни сила, ни богатство,

Ничто беды не может миновать.

И мы, - не правда ли, моя голубка?

Мы были счастливы; по крайней мере

Я счастлив был тобой, твоей любовью.

И что вперед со мною ни случится,

Где б ни был я, всегда я буду помнить

Тебя, мой друг; того, что я теряю,

Ничто на свете мне не заменит.

 

Она

 

Я слов твоих еще не понимаю,

Но уж мне страшно. Нам судьба грозит,

Готовит нам неведомое горе,

Разлуку, может быть.

 

Князь

 

         Ты угадала.

Разлука нам судьбою суждена.

 

Она

 

Кто нас разлучит? разве за тобою

Идти вослед я всюду не властна?

Я мальчиком оденусь. Верно буду

Тебе служить, дорогою, в походе

Иль на войне - войны я не боюсь -

Лишь видела б тебя. Нет, нет, не верю.

Иль выведать мои ты мысли хочешь,

Или со мной пустую шутку шутишь.

 

Князь

 

Нет, шутки мне на ум нейдут сегодня,

Выведывать тебя не нужно мне,

Не снаряжаюсь я ни в дальный путь,

Ни на войну - я дома остаюсь,

Но должен я с тобой навек проститься.

 

Она

 

Постой, теперь я понимаю все...

Ты женишься.

 

Князь молчит.

 

      Ты женишься!..

 

Князь

 

         Что делать?

Сама ты рассуди. Князья не вольны,

Как девицы - не по сердцу они

Себе подруг берут, а по расчетам

Иных людей, для выгоды чужой.

Твою печаль утешит бог и время.

Не забывай меня; возьми на память

Повязку - дай, тебе я сам надену.

Еще с собой привез я ожерелье -

Возьми его. Да вот еще: отцу

Я это посулил. Отдай ему.

(Дает ей в руки мешок с золотом.)

Прощай.

 

Она

 

   Постой; тебе сказать должна я

Не помню что.

 

Князь

 

      Припомни.

 

Она

 

         Для тебя

Я все готова... нет не то... Постой -

Нельзя, чтобы навеки в самом деле

Меня ты мог покинуть... Все не то...

Да!.. вспомнила: сегодня у меня

Ребенок твой под сердцем шевельнулся.

 

Князь

 

Несчастная! как быть? хоть для него

Побереги себя; я не оставлю

Ни твоего ребенка, ни тебя.

Со временем, быть может, сам приеду

Вас навестить. Утешься, не крушися.

Дай обниму тебя в последний раз.

(Уходя.)

Ух! кончено - душе как будто легче.

Я бури ждал, но дело обошлось

Довольно тихо.

(Уходит.)

 

Она остается неподвижною.

 

Мельник

(входит)

 

      Не угодно ль будет

Пожаловать на мельницу... да где ж он?

Скажи, где князь наш? ба, ба, ба! какая

Повязка! вся в каменьях дорогих!

Так и горит! и бусы!.. Ну, скажу:

Подарок царский. Ах он благодетель!

А это что? мошонка! уж не деньги ль?

Да что же ты стоишь, не отвечаешь,

Не вымолвишь словечка? али ты

От радости нежданной одурела,

Иль на тебя столбняк нашел?

 

Дочь

 

            Не верю,

Не может быть. Я так его любила.

Или он зверь? Иль сердце у него

Косматое?

 

Мельник

 

      О ком ты говоришь?

 

Дочь

 

Скажи, родимый, как могла его

Я прогневить? в одну недельку разве

Моя краса пропала? иль его

Отравой опоили?

 

Мельник

 

          Что с тобою?

 

Дочь

 

Родимый, он уехал. Вон он скачет! -

И я, безумная, его пустила,

Я за полы его не уцепилась,

Я не повисла на узде коня!

Пускай же б он с досады отрубил

Мне руки по локоть, пускай бы тут же

Он растоптал меня своим конем!

 

Мельник

 

Ты бредишь!

 

Дочь

 

   Видишь ли, князья не вольны,

Как девицы, не по сердцу они

Берут жену себе... а вольно им,

Небось, подманивать, божиться, плакать

И говорить: тебя я повезу

В мой светлый терем, в тайную светлицу

И наряжу в парчу и бархат алый.

Им вольно бедных девушек учить

С полуночи на свист их подыматься

И до зари за мельницей сидеть.

Им любо сердце княжеское тешить

Бедами нашими, а там прощай,

Ступай, голубушка, куда захочешь,

Люби, кого замыслишь.

 

Мельник

 

         Вот в чем дело.

 

Дочь

 

Да кто ж его невеста? на кого

Он променял меня? уж я узнаю,

Я доберусь. Я ей скажу, злодейке:

Отстань от князя, - видишь, две волчихи

Не водятся в одном овраге.

 

Мельник

 

            Дура!

Уж если князь берет себе невесту,

Кто может помешать ему? Вот то-то.

Не говорил ли я тебе...

 

Дочь

 

            И мог он,

Как добрый человек, со мной прощаться,

И мне давать подарки - каково! -

И деньги! выкупить себя он думал,

Он мне хотел язык засеребрить,

Чтоб не прошла о нем худая слава

И не дошла до молодой жены.

Да, бишь, забыла я - тебе отдать

Велел он это серебро, за то,

Что был хорош ты до него, что дочку

За ним пускал таскаться, что ее

Держал не строго... Впрок тебе пойдет

Моя погибель.

(Отдает ему мешок.)

 

Отец

(в слезах)

 

      До чего я дожил!

Что бог привел услышать! Грех тебе

Так горько упрекать отца родного.

Одно дитя ты у меня на свете,

Одна отрада в старости моей.

Как было мне тебя не баловать?

Бог наказал меня за то, что слабо

Я выполнил отцовский долг.

 

Дочь

 

            Ох, душно!

Холодная змия мне шею давит...

Змеей, змеей опутал он меня,

Не жемчугом.

(Рвет с себя жемчуг.)

 

Мельник

 

      Опомнись.

 

Дочь

 

         Так бы я

Разорвала тебя, змею злодейку,

Проклятую разлучницу мою!

 

Мельник

 

Ты бредишь, право, бредишь.

 

Дочь

(сымает с себя повязку)

 

         Вот венец мой,

Венец позорный! вот чем нас венчал

Лукавый враг, когда я отреклася

Ото всего, чем прежде дорожила.

Мы развенчались. - Сгинь ты, мой венец!

(Бросает повязку в Днепр.)

Теперь все кончено.

(Бросается в реку.)

 

Старик

(падая)

 

         Ох, горе, горе!

 

 

КНЯЖЕСКИЙ ТЕРЕМ

Свадьба. Молодые сидят за столом. Гости. Хор девушек.

 

Сват

 

Веселую мы свадебку сыграли.

Ну, здравствуй, князь с княгиней молодой.

Дай бог вам жить в любови да совете,

А нам у вас почаще пировать.

Что ж, красные девицы, вы примолкли?

Что ж, белые лебедушки, притихли?

Али все песенки вы перепели?

Аль горлышки от пенья пересохли?

 

Хор

 

Сватушка, сватушка,

Бестолковый сватушка!

По невесту ехали,

В огород заехали,

Пива бочку пролили,

Всю капусту полили,

Тыну поклонилися,

Верее молилися:

Верея ль, вереюшка,

Укажи дороженьку

По невесту ехати.

Сватушка, догадайся,

За мошоночку принимайся,

В мошне денежка шевелится,

К красным девушкам норовится.

 

Сват

 

Насмешницы, уж выбрали вы песню!

На, на, возьмите, не корите свата.

(Дарит девушек.)

 

Один голос

 

По камушкам по желтому песочку

Пробегала быстрая речка,

В быстрой речке гуляют две рыбки,

Две рыбки, две малые плотицы.

А слышала ль ты, рыбка-сестрица,

Про вести-то наши, про речные?

Как вечор у нас красна девица топилась,

Утопая, мила друга проклинала.

 

Сват

 

Красавицы! да это что за песня?

Она, кажись, не свадебная; нет.

Кто выбрал эту песню? а?

 

Девушки

 

         Не я -

Не я - не мы...

 

Сват

 

      Да кто ж пропел ее?

 

Шепот и смятение между девушками.

 

Князь

 

Я знаю кто.

(Встает из-за стола и говорит тихо конюшему.)

      Она сюда прокралась.

Скорее выведи ее. Да сведай,

Кто смел ее впустить.

 

Конюший подходит к девушкам.

 

Князь

(садится, про себя)

 

     Она, пожалуй,

Готова здесь наделать столько шума,

Что со стыда не буду знать, куда

И спрятаться.

 

Конюший

 

      Я не нашел ее.

 

Князь

 

Ищи. Она, я знаю, здесь. Она

Пропела эту песню.

 

Гость

 

         Ай да мед!

И в голову и в ноги так и бьет -

Жаль, горек: подсластить его б не худо.

 

Молодые целуются. Слышен слабый крик.

 

Князь

 

Она! вот крик ее ревнивый.

(Конюшему.)

            Что?

 

Конюший

 

Я не нашел ее нигде.

 

Князь

 

            Дурак.

 

Дружко

(вставая)

 

Не время ль нам княгиню выдать мужу

Да молодых в дверях осыпать хмелем?

 

Все встают.

 

Сваха

 

Вестимо, время. Дайте ж петуха.

 

Молодых кормят жареным петухом, потом осыпают хмелем - и ведут в спальню.

 

Сваха

 

Княгиня душенька, не плачь, не бойся,

Послушна будь.

 

Молодые уходят в спальню, гости все расходятся, кроме свахи и дружка.

 

Дружко

 

      Где чарочка? Всю ночь

Под окнами я буду разъезжать,

Так укрепиться мне вином не худо.

 

Сваха

(наливает ему чарку)

 

На, кушай на здоровье.

 

Дружко

 

         Ух! спасибо.

Все хорошо, не правда ль, обошлось?

И свадьба хоть куда.

 

Сваха

 

         Да, слава богу,

Все хорошо, - одно не хорошо.

 

Дружко

 

А что?

 

Сваха

 

   Да не к добру пропели песню

Не свадебную, а бог весть какую.

 

Дружко

 

Уж эти девушки - никак нельзя им

Не попроказить. Статочно ли дело

Мутить нарочно княжескую свадьбу.

Пойти-ка мне садиться на коня.

Прощай, кума.

(Уходит.)

 

Сваха

 

Ох, сердце не на месте!

Не в пору сладили мы эту свадьбу.

 

 

СВЕТЛИЦА

  Княгиня и мамка.

 

Княгиня

 

Чу - кажется, трубят; нет, он не едет.

Ах, мамушка, как был он женихом,

Он от меня на шаг не отлучался,

С меня очей, бывало, не сводил.

Женился он, и все пошло не так.

Теперь меня ранешенко разбудит

И уж велит себе коня седлать;

Да до ночи бог ведает где ездит;

Воротится, чуть ласковое слово

Промолвит мне, чуть ласковой рукой

По белому лицу меня потреплет.

 

Мамка

 

Княгинюшка, мужчина что петух:

Кири куку! мах-мах крылом и прочь.

А женщина, что бедная наседка:

Сиди себе да выводи цыплят.

Пока жених - уж он не насидится;

Ни пьет, ни ест, глядит не наглядится.

Женился - и заботы настают.

То надобно соседей навестить,

То на охоту ехать с соколами,

То на войну нелегкая несет,

Туда, сюда - а дома не сидится.

 

Княгиня

 

Как думаешь? уж нет ли у него

Зазнобы тайной?

 

Мамка

 

      Полно, не греши:

Да на кого тебя он променяет?

Ты всем взяла: красою ненаглядной,

Обычаем и разумом. Подумай:

Ну в ком ему найти, как не в тебе,

Сокровища такого?

 

Княгиня

 

Когда б услышал бог мои молитвы

И мне послал детей! К себе тогда б

Умела вновь я мужа привязать...

A! полон двор охотниками. Муж

Домой приехал. Что ж его не видно?

 

Входит ловчий.

 

Что князь, где он?

 

Ловчий

 

      Князь приказал домой

Отъехать нам.

 

Княгиня

 

А где ж он сам?

 

Ловчий

 

      Остался

Один в лесу на берегу Днепра.

 

Княгиня

 

И князя вы осмелились оставить

Там одного; усердные вы слуги!

Сейчас назад, сейчас к нему скачите!

Сказать ему, что я прислала вас.

 

Ловчий уходит.

 

Ах боже мой! в лесу ночной порою

И дикий зверь, и лютый человек,

И леший бродит - долго ль до беды.

Скорей зажги свечу перед иконой.

 

Мамка

 

Бегу, мой свет, бегу...

 

 

ДНЕПР. НОЧЬ

Русалки

 

Веселой толпою

С глубокого дна

Мы ночью всплываем,

Нас греет луна.

Любо нам порой ночною

Дно речное покидать,

Любо вольной головою

Высь речную разрезать,

Подавать друг дружке голос,

Воздух звонкий раздражать,

И зеленый, влажный волос

В нем сушить и отряхать.

 

Одна

 

Тише, тише! под кустами

Что-то кроется во мгле.

 

Другая

 

Между месяцем и нами

Кто-то ходит по земле.

Прячутся.

 

Князь

 

Знакомые, печальные места!

Я узнаю окрестные предметы -

Вот мельница! Она уж развалилась;

Веселый шум ее колес умолкнул;

Стал жернов - видно, умер и старик.

Дочь бедную оплакал он недолго.

Тропинка тут вилась - она заглохла,

Давно-давно сюда никто не ходит;

Тут садик был с забором, неужели

Разросся он кудрявой этой рощей?

Ах, вот и дуб заветный, здесь она,

Обняв меня, поникла и умолкла...

Возможно ли?..

 

Идет к деревьям, листья сыплются.

 

     Что это значит? листья,

Поблекнув, вдруг свернулися и с шумом

Посыпались как пепел на меня.

Передо мной стоит он гол и черeн,

Как дерево проклятое.

 

Входит старик, в лохмотьях и полунагой.

 

Старик

 

            Здорово,

Здорово, зять.

 

Князь

 

      Кто ты?

 

Старик

 

         Я здешний ворон.

 

Князь

 

Возможно ль? Это мельник.

 

Старик

 

         Что за мельник!

Я продал мельницу бесам запечным,

А денежки отдал на сохраненье

Русалке, вещей дочери моей.

Они в песку Днепра-реки зарыты,

Их рыбка-одноглазка стережет.

 

Князь

 

Несчастный, он помешан. Мысли в нем

Рассеяны, как тучи после бури.

 

Старик

 

Зачем вечор ты не приехал к нам?

У нас был пир, тебя мы долго ждали.

 

Князь

 

Кто ждал меня?

 

Старик

 

      Кто ждал? вестимо, дочь.

Ты знаешь, я на всe гляжу сквозь пальцы

И волю вам даю: сиди она

С тобою хоть всю ночь, до петухов,

Ни слова не скажу я.

 

Князь

 

         Бедный мельник!

 

Старик

 

Какой я мельник, говорят тебе,

Я ворон, а не мельник. Чудный случай:

Когда (ты помнишь?) бросилась она

В реку, я побежал за нею следом

И с той скалы прыгнуть хотел, да вдруг

Почувствовал, два сильные крыла

Мне выросли внезапно из-под мышек

И в воздухе сдержали. С той поры

То здесь, то там летаю, то клюю

Корову мертвую, то на могилке

Сижу да каркаю.

 

Князь

 

         Какая жалость!

Кто ж за тобою смотрит?

 

Старик

 

         Да, за мною

Присматривать не худо. Стар я стал

И шаловлив. За мной, спасибо, смотрит

Русалочка.

 

Князь

 

      Кто?

 

Старик

 

      Внучка.

 

Князь

 

         Невозможно

Понять его. Старик, ты здесь в лесу

Иль с голоду умрешь, иль зверь тебя

Заест. Не хочешь ли пойти в мой терем

Со мною жить?

 

Старик

 

      В твой терем? нет! спасибо!

Заманишь, а потом меня, пожалуй,

Удавишь ожерельем. Здесь я жив,

И сыт, и волен. Не хочу в твой терем.

(Уходит.)

 

Князь

 

И этому всe я виною! Страшно

Ума лишиться. Легче умереть.

На мертвеца глядим мы с уваженьем,

Творим о нем молитвы. Смерть равняет

С ним каждого. Но человек, лишенный

Ума, становится не человеком.

Напрасно речь ему дана, не правит

Словами он, в нем брата своего

Зверь узнает, он людям в посмеянье,

Над ним всяк волен, бог его не судит.

Старик несчастный! вид его во мне

Раскаянья все муки растравил!

 

Ловчий

 

Вот он. Насилу-то его сыскали!

 

Князь

 

Зачем вы здесь?

 

Ловчий

 

      Княгиня нас послала.

Она боялась за тебя.

 

Князь

 

         Несносна

Ее заботливость! иль я ребенок,

Что шагу мне ступить нельзя без няньки?

(Уходит.)

 

  Русалки показываются над водой.

 

Русалки

 

Что, сестрицы? в поле чистом

Не догнать ли их скорей?

Плеском, хохотом и свистом

Не пугнуть ли их коней?

 

Поздно. Рощи потемнели,

Холодеет глубина,

Петухи в селе пропели,

Закатилася луна.

 

Одна

 

Погодим еще, сестрица.

 

Другая

 

Нет, пора, пора, пора.

Ожидает нас царица,

Наша строгая сестра.

 

Скрываются.

 

 

ДНЕПРОВСКОЕ ДНО

Терем русалок.

 

  Русалки прядут около своей царицы.

 

Старшая русалка

 

Оставьте пряжу, сестры. Солнце село.

Столбом луна блестит над нами. Полно,

Плывите вверх под небом поиграть,

Да никого не трогайте сегодня,

Ни пешехода щекотать не смейте,

Ни рыбакам их невод отягчать

Травой и тиной, ни ребенка в воду

Заманивать рассказами о рыбках.

 

Входит русалочка.

 

Где ты была?

 

Дочь

 

      На землю выходила

Я к дедушке. Всe просит он меня

Со дна реки собрать ему те деньги,

Которые когда-то в воду к нам

Он побросал. Я долго их искала;

А что такое деньги, я не знаю.

Однако же я вынесла ему

Пригоршню раковинок самоцветных.

Он очень был им рад.

 

Русалка

 

         Безумный скряга!

Послушай, дочка. Нынче на тебя

Надеюсь я. На берег наш сегодня

Придет мужчина. Стереги его

И выдь ему навстречу. Он нам близок,

Он твой отец.

 

Дочь

 

      Тот самый, что тебя

Покинул и на женщине женился?

 

Русалка

 

Он сам; к нему нежнее приласкайся

И расскажи всe то, что от меня

Ты знаешь про свое рожденье; также

И про меня. И если спросит он,

Забыла ль я его иль нет, скажи,

Что все его я помню и люблю

И жду к себе. Ты поняла меня?

 

Дочь

 

О, поняла.

 

Русалка

 

      Ступай же.

(Одна.)

         С той поры,

Как бросилась без памяти я в воду

Отчаянной и презренной девчонкой

И в глубине Днепра-реки очнулась

Русалкою холодной и могучей,

Прошло семь долгих лет - я каждый день

О мщеньe помышляю...

И ныне, кажется, мой час настал.

 

 

БЕРЕГ

Князь

 

Невольно к этим грустным берегам

Меня влечет неведомая сила.

Всe здесь напоминает мне былое

И вольной красной юности моей

Любимую, хоть горестную повесть.

Здесь некогда любовь меня встречала,

Свободная, кипящая любовь;

Я счастлив был, безумец!.. и я мог

Так ветрено от счастья отказаться.

Печальные, печальные мечты

Вчерашняя мне встреча оживила.

Отец несчастный! как ужасен он!

Авось опять его сегодня встречу,

И согласится он оставить лес

И к нам переселиться...

 

  Русалочка выходит на берег.

 

      Что я вижу!

Откуда ты, прекрасное дитя?

 

Скупой рыцарь

Драма А. Пушкина

 

 

(СЦЕНЫ ИЗ ЧЕНСТОНОВОЙ ТРАГИКОМЕДИИ:

THE COVETOUS KNIGHT {1})

 

СЦЕНА I

 

В башне.

 

  Альбер и Иван

 

Альбер

 

Во что бы то ни стало на турнире

Явлюсь я. Покажи мне шлем, Иван.

 

Иван подает ему шлем.

 

Пробит насквозь, испорчен. Невозможно

Его надеть. Достать мне надо новый.

Какой удар! проклятый граф Делорж!

 

Иван

 

И вы ему порядком отплатили:

Как из стремян вы вышибли его,

Он сутки замертво лежал - и вряд ли

Оправился.

 

Альбер

 

       А все ж он не в убытке;

Его нагрудник цел венецианский,

А грудь своя: гроша ему не стоит;

Другой себе не станет покупать.

Зачем с него не снял я шлема тут же!

А снял бы я, когда б не было стыдно

Мне дам и герцога. Проклятый граф!

Он лучше бы мне голову пробил.

И платье нужно мне. В последний раз

Все рыцари сидели тут в атласе

Да бархате; я в латах был один

За герцогским столом. Отговорился

Я тем, что на турнир попал случайно.

А нынче что скажу? О бедность, бедность!

Как унижает сердце нам она!

Когда Делорж копьем своим тяжелым

Пробил мне шлем и мимо проскакал,

А я с открытой головой пришпорил

Эмира моего, помчался вихрем

И бросил графа на двадцать шагов,

Как маленького пажа; как все дамы

Привстали с мест, когда сама Клотильда,

Закрыв лицо, невольно закричала,

И славили герольды мой удар, -

Тогда никто не думал о причине

И храбрости моей и силы дивной!

Взбесился я за поврежденный шлем,

Геройству что виною было? - скупость.

Да! заразиться здесь не трудно ею

Под кровлею одной с моим отцом.

Что бедный мой Эмир?

 

Иван

 

         Он всe хромает.

Вам выехать на нем еще нельзя.

 

Альбер

 

Ну, делать нечего: куплю Гнедого.

Недорого и просят за него.

 

Иван

 

Недорого, да денег нет у нас.

 

Альбер

 

Что ж говорит бездельник Соломон?

 

Иван

 

Он говорит, что более не может

Взаймы давать вам денег без заклада.

 

Альбер

 

Заклад! а где мне взять заклада, дьявол!

 

Иван

 

Я сказывал.

 

Альбер

 

      Что ж он?

 

Иван

 

         Кряхтит да жмется.

 

Альбер

 

Да ты б ему сказал, что мой отец

Богат и сам, как жид, что рано ль, поздно ль

Всему наследую.

 

Иван

 

      Я говорил.

 

Альбер

 

Что ж?

 

Иван

 

Жмется да кряхтит.

 

Альбер

 

         Какое горе!

 

Иван

 

Он сам хотел прийти.

 

Альбер

 

         Ну, слава богу.

Без выкупа не выпущу его.

 

Стучат в дверь.

 

Кто там?

 

Входит жид.

 

Жид

 

   Слуга ваш низкий.

 

Альбер

 

         А, приятель!

Проклятый жид, почтенный Соломон,

Пожалуй-ка сюда: так ты, я слышу,

Не веришь в долг.

 

Жид

 

      Ах, милостивый рыцарь,

Клянусь вам: рад бы... право не могу.

Где денег взять? весь разорился я,

Все рыцарям усердно помогая.

Никто не платит. Вас хотел просить,

Не можете ль хоть часть отдать...

 

Альбер

 

            Разбойник!

Да если б у меня водились деньги,

С тобою стал ли б я возиться? Полно,

Не будь упрям, мой милый Соломон;

Давай червонцы. Высыпи мне сотню,

Пока тебя не обыскали.

 

Жид

 

            Сотню!

Когда б имел я сто червонцев!

 

Альбер

 

            Слушай:

Не стыдно ли тебе своих друзей

Не выручать?

 

Жид

 

      Клянусь вам...

 

Альбер

 

         Полно, полно.

Ты требуешь заклада? что за вздор!

Что дам тебе в заклад? свиную кожу?

Когда б я мог что заложить, давно

Уж продал бы. Иль рыцарского слова

Тебе, собака, мало?

 

Жид

 

          Ваше слово,

Пока вы живы, много, много значит.

Все сундуки фламандских богачей

Как талисман оно вам отопрет.

Но если вы его передадите

Мне, бедному еврею, а меж тем

Умрете (боже сохрани), тогда

В моих руках оно подобно будет

Ключу от брошенной шкатулки в море.

 

Альбер

 

Ужель отец меня переживет?

 

Жид

 

Как знать? дни наши сочтены не нами;

Цвел юноша вечор, а нынче умер,

И вот его четыре старика

Несут на сгорбленных плечах в могилу.

Барон здоров. Бог даст - лет десять, двадцать

И двадцать пять и тридцать проживет он.

 

Альбер

 

Ты врешь, еврей: да через тридцать лет

Мне стукнет пятьдесят, тогда и деньги

На что мне пригодятся?

 

Жид

 

          Деньги? - деньги

Всегда, во всякий возраст нам пригодны;

Но юноша в них ищет слуг проворных

И не жалея шлет туда, сюда.

Старик же видит в них друзей надежных

И бережет их как зеницу ока.

 

Альбер

 

О! мой отец не слуг и не друзей

В них видит, а господ; и сам им служит.

И как же служит? как алжирский раб,

Как пес цепной. В нетопленной конуре

Живет, пьет воду, ест сухие корки,

Всю ночь не спит, все бегает да лает.

А золото спокойно в сундуках

Лежит себе. Молчи! когда-нибудь

Оно послужит мне, лежать забудет.

 

Жид

 

Да, на бароновых похоронах

Прольется больше денег, нежель слез.

Пошли вам бог скорей наследство.

 

Альбер

 

            Amen! {2}

 

Жид

 

А можно б...

 

Альбер

 

   Что?

 

Жид

 

      Так, думал я, что средство

Такое есть...

 

Альбер

 

      Какое средство?

 

Жид

 

            Так -

Есть у меня знакомый старичок,

Еврей, аптекарь бедный...

 

Альбер

 

         Ростовщик

Такой же, как и ты, иль почестнее?

 

Жид

 

Нет, рыцарь, Товий торг ведет иной -

Он составляет капли... право, чудно,

Как действуют они.

 

Альбер

 

         А что мне в них?

 

Жид

 

В стакан воды подлить... трех капель будет,

Ни вкуса в них, ни цвета не заметно;

А человек без рези в животе,

Без тошноты, без боли умирает.

 

Альбер

 

Твой старичок торгует ядом.

 

Жид

 

            Да -

И ядом.

 

Альбер

 

   Что ж? взаймы на место денег

Ты мне предложишь склянок двести яду,

За склянку по червонцу. Так ли, что ли?

 

Жид

 

Смеяться вам угодно надо мною -

Нет; я хотел... быть может, вы... я думал,

Что уж барону время умереть.

 

Альбер

 

Как! отравить отца! и смел ты сыну...

Иван! держи его. И смел ты мне!..

Да знаешь ли, жидовская душа,

Собака, змей! что я тебя сейчас же

На воротах повешу.

 

Жид

 

         Виноват!

Простите: я шутил.

 

Альбер

 

         Иван, веревку.

 

Жид

 

Я... я шутил. Я деньги вам принес.

 

Альбер

 

Вон, пес!

 

Жид уходит.

 

   Вот до чего меня доводит

Отца родного скупость! Жид мне смел

Что предложить! Дай мне стакан вина,

Я весь дрожу... Иван, однако ж деньги

Мне нужны. Сбегай за жидом проклятым,

Возьми его червонцы. Да сюда

Мне принеси чернильницу. Я плуту

Расписку дам. Да не вводи сюда

Иуду этого... Иль нет, постой,

Его червонцы будут пахнуть ядом,

Как сребреники пращура его...

Я спрашивал вина.

 

Иван

 

         У нас вина -

Ни капли нет.

 

Альбер

 

      А то, что мне прислал

В подарок из Испании Ремон?

 

Иван

 

Вечор я снес последнюю бутылку

Больному кузнецу.

 

Альбер

 

         Да, помню, знаю...

Так дай воды. Проклятое житье!

Нет, решено - пойду искать управы

У герцога: пускай отца заставят

Меня держать как сына, не как мышь,

Рожденную в подполье.

 

 

СЦЕНА II

 

Подвал.

 

Барон

 

Как молодой повеса ждет свиданья

С какой-нибудь развратницей лукавой

Иль дурой, им обманутой, так я

Весь день минуты ждал, когда сойду

В подвал мой тайный, к верным сундукам.

Счастливый день! могу сегодня я

В шестой сундук (в сундук еще неполный)

Горсть золота накопленного всыпать.

Не много, кажется, но понемногу

Сокровища растут. Читал я где-то,

Что царь однажды воинам своим

Велел снести земли по горсти в кучу,

И гордый холм возвысился - и царь

Мог с вышины с весельем озирать

И дол, покрытый белыми шатрами,

И море, где бежали корабли.

Так я, по горсти бедной принося

Привычну дань мою сюда в подвал,

Вознес мой холм - и с высоты его

Могу взирать на все, что мне подвластно.

Что не подвластно мне? как некий демон

Отселе править миром я могу;

Лишь захочу - воздвигнутся чертоги;

В великолепные мои сады

Сбегутся нимфы резвою толпою;

И музы дань свою мне принесут,

И вольный гений мне поработится,

И добродетель и бессонный труд

Смиренно будут ждать моей награды.

Я свистну, и ко мне послушно, робко

Вползет окровавленное злодейство,

И руку будет мне лизать, и в очи

Смотреть, в них знак моей читая воли.

Мне все послушно, я же - ничему;

Я выше всех желаний; я спокоен;

Я знаю мощь мою: с меня довольно

Сего сознанья...

(Смотрит на свое золото.)

      Кажется, не много,

А скольких человеческих забот,

Обманов, слез, молений и проклятий

Оно тяжеловесный представитель!

Тут есть дублон старинный.... вот он. Нынче

Вдова мне отдала его, но прежде

С тремя детьми полдня перед окном

Она стояла на коленях воя.

Шел дождь, и перестал, и вновь пошел,

Притворщица не трогалась; я мог бы

Ее прогнать, но что-то мне шептало,

Что мужнин долг она мне принесла

И не захочет завтра быть в тюрьме.

А этот? этот мне принес Тибо -

Где было взять ему, ленивцу, плуту?

Украл, конечно; или, может быть,

Там на большой дороге, ночью, в роще...

Да! если бы все слезы, кровь и пот,

Пролитые за все, что здесь хранится,

Из недр земных все выступили вдруг,

То был бы вновь потоп - я захлебнулся б

В моих подвалах верных. Но пора.

(Хочет отпереть сундук.)

Я каждый раз, когда хочу сундук

Мой отпереть, впадаю в жар и трепет.

Не страх (о нет! кого бояться мне?

При мне мой меч: за злато отвечает

Честной булат), но сердце мне теснит

Какое-то неведомое чувство...

Нас уверяют медики: есть люди,

В убийстве находящие приятность.

Когда я ключ в замок влагаю, то же

Я чувствую, что чувствовать должны

Они, вонзая в жертву нож: приятно

И страшно вместе.

(Отпирает сундук.)

      Вот мое блаженство!

(Всыпает деньги.)

Ступайте, полно вам по свету рыскать,

Служа страстям и нуждам человека.

Усните здесь сном силы и покоя,

Как боги спят в глубоких небесах...

Хочу себе сегодня пир устроить:

Зажгу свечу пред каждым сундуком,

И все их отопру, и стану сам

Средь них глядеть на блещущие груды.

(Зажигает свечи и отпирает сундуки один за другим.)

Я царствую!.. Какой волшебный блеск!

Послушна мне, сильна моя держава;

В ней счастие, в ней честь моя и слава!

Я царствую... но кто вослед за мной

Приимет власть над нею? Мой наследник!

Безумец, расточитель молодой,

Развратников разгульных собеседник!

Едва умру, он, он! сойдет сюда

Под эти мирные, немые своды

С толпой ласкателей, придворных жадных.

Украв ключи у трупа моего,

Он сундуки со смехом отопрет.

И потекут сокровища мои

В атласные диравые карманы.

Он разобьет священные сосуды,

Он грязь елеем царским напоит -

Он расточит... А по какому праву?

Мне разве даром это все досталось,

Или шутя, как игроку, который

Гремит костьми да груды загребает?

Кто знает, сколько горьких воздержаний,

Обузданных страстей, тяжелых дум,

Дневных забот, ночей бессонных мне

Все это стоило? Иль скажет сын,

Что сердце у меня обросло мохом,

Что я не знал желаний, что меня

И совесть никогда не грызла, совесть,

Когтистый зверь, скребущий сердце, совесть,

Незваный гость, докучный собеседник,

Заимодавец грубый, эта ведьма,

От коей меркнет месяц и могилы

Смущаются и мертвых высылают?..

Нет, выстрадай сперва себе богатство,

А там посмотрим, станет ли несчастный

То расточать, что кровью приобрел.

О, если б мог от взоров недостойных

Я скрыть подвал! о, если б из могилы

Прийти я мог, сторожевою тенью

Сидеть на сундуке и от живых

Сокровища мои хранить, как ныне!..

 

 

СЦЕНА III

 

Во дворце.

 

  Альбер, герцог

 

Альбер

 

Поверьте, государь, терпел я долго

Стыд горькой бедности. Когда б не крайность,

Вы б жалобы моей не услыхали.

 

Герцог

 

Я верю, верю: благородный рыцарь,

Таков, как вы, отца не обвинит

Без крайности. Таких развратных мало...

Спокойны будьте: вашего отца

Усовещу наедине, без шуму.

Я жду его. Давно мы не видались.

Он был друг деду моему. Я помню,

Когда я был еще ребенком, он

Меня сажал на своего коня

И покрывал своим тяжелым шлемом,

Как будто колоколом.

(Смотрит в окно.)

         Это кто?

Не он ли?

 

Альбер

 

   Так, он, государь.

 

Герцог

 

            Подите ж

В ту комнату. Я кликну вас.

 

Альбер уходит; входит барон.

 

            Барон,

Я рад вас видеть бодрым и здоровым.

 

Барон

 

Я счастлив, государь, что в силах был

По приказанью вашему явиться.

 

Герцог

 

Давно, барон, давно расстались мы.

Вы помните меня?

 

Барон

 

         Я, государь?

Я как теперь вас вижу. О, вы были

Ребенок резвый. Мне покойный герцог

Говаривал: Филипп (он звал меня

Всегда Филиппом), что ты скажешь? а?

Лет через двадцать, право, ты да я,

Мы будем глупы перед этим малым...

Пред вами, то есть...

 

Герцог

 

      Мы теперь знакомство

Возобновим. Вы двор забыли мой.

 

Барон

 

Стар, государь, я нынче: при дворе

Что делать мне? Вы молоды; вам любы

Турниры, праздники. А я на них

Уж не гожусь. Бог даст войну, так я

Готов, кряхтя, взлезть снова на коня;

Еще достанет силы старый меч

За вас рукой дрожащей обнажить.

 

Герцог

 

Барон, усердье ваше нам известно;

Вы деду были другом; мой отец

Вас уважал. И я всегда считал

Вас верным, храбрым рыцарем - но сядем.

У вас, барон, есть дети?

 

Барон

 

         Сын один.

 

Герцог

 

Зачем его я при себе не вижу?

Вам двор наскучил, но ему прилично

В его летах и званье быть при нас.

 

Барон

 

Мой сын не любит шумной, светской жизни;

Он дикого и сумрачного нрава -

Вкруг замка по лесам он вечно бродит,

Как молодой олень.

 

Герцог

 

         Нехорошо

Ему дичиться. Мы тотчас приучим

Его к весельям, к балам и турнирам.

Пришлите мне его; назначьте сыну

Приличное по званью содержанье...

Вы хмуритесь, устали вы с дороги,

Быть может?

 

Барон

 

   Государь, я не устал;

Но вы меня смутили. Перед вами

Я б не хотел сознаться, но меня

Вы принуждаете сказать о сыне

То, что желал от вас бы утаить.

Он, государь, к несчастью, недостоин

Ни милостей, ни вашего вниманья.

Он молодость свою проводит в буйстве,

В пороках низких...

 

Герцог

 

      Это потому,

Барон, что он один. Уединенье

И праздность губят молодых людей.

Пришлите к нам его: он позабудет

Привычки, зарожденные в глуши.

 

Барон

 

Простите мне, но, право, государь,

Я согласиться не могу на это...

 

Герцог

 

Но почему ж?

 

Барон

 

      Увольте старика...

 

Герцог

 

Я требую: откройте мне причину

Отказа вашего.

 

Барон

 

         На сына я

Сердит.

 

Герцог

 

   За что?

 

Барон

 

      За злое преступленье.

 

Герцог

 

А в чем оно, скажите, состоит?

 

Барон

 

Увольте, герцог...

 

Герцог

 

      Это очень странно,

Или вам стыдно за него?

 

Барон

 

            Да... стыдно...

 

Герцог

 

Но что же сделал он?

 

Барон

 

         Он... он меня

Хотел убить.

 

Герцог

 

      Убить! так я суду

Его предам, как черного злодея.

 

Барон

 

Доказывать не стану я, хоть знаю,

Что точно смерти жаждет он моей,

Хоть знаю то, что покушался он

Меня...

 

Герцог

 

   Что?

 

Барон

 

   Обокрасть.

 

Альбер бросается в комнату.

 

Альбер

 

         Барон, вы лжете.

 

Герцог

(сыну)

 

Как смели вы?..

 

Барон

 

      Ты здесь! ты, ты мне смел!..

Ты мог отцу такое слово молвить!..

Я лгу! и перед нашим государем!..

Мне, мне... иль уж не рыцарь я?

 

Альбер

 

            Вы лжец.

 

Барон

 

И гром еще не грянул, боже правый!

Так подыми ж, и меч нас рассуди!

(Бросает перчатку, сын поспешно ее подымает.)

 

Альбер

 

Благодарю. Вот первый дар отца.

 

Герцог

 

Что видел я? что было предо мною?

Сын принял вызов старого отца!

В какие дни надел я на себя

Цепь герцогов! Молчите: ты, безумец,

И ты, тигренок! полно.

(Сыну.)

Бросьте это;

Отдайте мне перчатку эту

(отымает ее).

 

Альбер

(a parte {3})

 

            Жаль.

 

Герцог

 

Так и впился в нее когтями! - изверг!

Подите: на глаза мои не смейте

Являться до тех пор, пока я сам

Не призову вас.

(Альбер выходит.)

      Вы, старик несчастный,

Не стыдно ль вам...

 

Барон

 

      Простите, государь....

Стоять я не могу... мои колени

Слабеют... душно!.. душно!.. Где ключи?

Ключи, ключи мои!...

 

Герцог

 

         Он умер. Боже!

Ужасный век, ужасные сердца!

 

ЦЫГАНЕ

Поэма. А. Пушкин

 

1824

Цыганы шумною толпой

По Бессарабии кочуют.

Они сегодня над рекой

В шатрах изодранных ночуют.

Как вольность, весел их ночлег

И мирный сон под небесами;

Между колесами телег,

Полузавешанных коврами,

Горит огонь; семья кругом

Готовит ужин; в чистом поле

Пасутся кони; за шатром

Ручной медведь лежит на воле.

Все живо посреди степей:

Заботы мирные семей,

Готовых с утром в путь недальний,

И песни жен, и крик детей,

И звон походной наковальни.

Но вот на табор кочевой

Нисходит сонное молчанье,

И слышно в тишине степной

Лишь лай собак да коней ржанье.

Огни везде погашены,

Спокойно все, луна сияет

Одна с небесной вышины

И тихий табор озаряет.

В шатре одном старик не спит;

Он перед углями сидит,

Согретый их последним жаром,

И в поле дальнее глядит,

Ночным подернутое паром.

Его молоденькая дочь

Пошла гулять в пустынном поле.

Она привыкла к резвой воле,

Она придет; но вот уж ночь,

И скоро месяц уж покинет

Небес далеких облака, -

Земфиры нет как нет; и стынет

Убогий ужин старика.

 

Но вот она; за нею следом

По степи юноша спешит;

Цыгану вовсе он неведом.

"Отец мой, - дева говорит, -

Веду я гостя; за курганом

Его в пустыне я нашла

И в табор на ночь зазвала.

Он хочет быть как мы цыганом;

Его преследует закон,

Но я ему подругой буд

Его зовут Алеко - он

Готов идти за мною всюду".

 

Старик

 

Я рад. Останься до утра

Под сенью нашего шатра

Или пробудь у нас и доле,

Как ты захочешь. Я готов

С тобой делить и хлеб и кров.

Будь наш - привыкни к нашей доле,

Бродящей бедности и воле -

А завтра с утренней зарей

В одной телеге мы поедем;

Примись за промысел любой:

Железо куй - иль песни пой

И селы обходи с медведем.

 

Алеко

 

Я остаюсь.

 

Земфира

 

       Он будет мой:

Кто ж от меня его отгонит?

Но поздно... месяц молодой

Зашел; поля покрыты мглой,

И сон меня невольно клонит..

 

 

Светло. Старик тихонько бродит

Вокруг безмолвного шатра.

"Вставай, Земфира: солнце всходит,

Проснись, мой гость! пора, пора!..

Оставьте, дети, ложе неги!.."

И с шумом высыпал народ;

Шатры разобраны; телеги

Готовы двинуться в поход.

Все вместе тронулось - и вот

Толпа валит в пустых равнинах.

Ослы в перекидных корзинах

Детей играющих несут;

Мужья и братья, жены, девы,

И стар и млад вослед идут;

Крик, шум, цыганские припевы,

Медведя рев, его цепей

Нетерпеливое бряцанье,

Лохмотьев ярких пестрота,

Детей и старцев нагота,

Собак и лай и завыванье,

Волынки говор, скрып телег,

Все скудно, дико, все нестройно,

Но все так живо-неспокойно,

Так чуждо мертвых наших нег,

Так чуждо этой жизни праздной,

Как песнь рабов однообразной!

 

 

Уныло юноша глядел

На опустелую равнину

И грусти тайную причину

Истолковать себе не смел.

С ним черноокая Земфира,

Теперь он вольный житель мира,

И солнце весело над ним

Полуденной красою блещет;

Что ж сердце юноши трепещет?

Какой заботой он томим?

 

    Птичка божия не знает

    Ни заботы, ни труда;

    Хлопотливо не свивает

    Долговечного гнезда;

    В долгу ночь на ветке дремлет;

    Солнце красное взойдет,

    Птичка гласу бога внемлет,

    Встрепенется и поет.

    За весной, красой природы,

    Лето знойное пройдет -

    И туман и непогоды

    Осень поздняя несет:

    Людям скучно, людям горе;

    Птичка в дальные страны,

    В теплый край, за сине море

    Улетает до весны.

 

Подобно птичке беззаботной

И он, изгнанник перелетный,

Гнезда надежного не знал

И ни к чему не привыкал.

Ему везде была дорога,

Везде была ночлега сень;

Проснувшись поутру, свой день

Он отдавал на волю бога,

И жизни не могла тревога

Смутить его сердечну лень.

Его порой волшебной славы

Манила дальная звезда;

Нежданно роскошь и забавы

К нему являлись иногда;

Над одинокой головою

И гром нередко грохотал;

Но он беспечно под грозою

И в ведро ясное дремал.

И жил, не признавая власти

Судьбы коварной и слепой;

Но боже! как играли страсти

Его послушною душой!

С каким волнением кипели

В его измученной груди!

Давно ль, на долго ль усмирели?

Они проснутся: погоди!

 

Земфира

 

Скажи, мой друг: ты не жалеешь

О том, что бросил на всегда?

 

Алеко

 

Что ж бросил я?

 

Земфира

 

       Ты разумеешь:

Людей отчизны, города.

 

Алеко

 

О чем жалеть? Когда б ты знала,

Когда бы ты воображала

Неволю душных городов!

Там люди, в кучах за оградой,

Не дышат утренней прохладой,

Ни вешним запахом лугов;

Любви стыдятся, мысли гонят,

Торгуют волею своей,

Главы пред идолами клонят

И просят денег да цепей.

Что бросил я? Измен волненье,

Предрассуждений приговор,

Толпы безумное гоненье

Или блистательный позор.

 

Земфира

 

Но там огромные палаты,

Там разноцветные ковры,

Там игры, шумные пиры,

Уборы дев там так богаты!..

 

Алеко

 

Что шум веселий городских?

Где нет любви, там нет веселий.

А девы... Как ты лучше их

И без нарядов дорогих,

Без жемчугов, без ожерелий!

Не изменись, мой нежный друг!

А я... одно мое желанье

С тобой делить любовь, досуг

И добровольное изгнанье!

 

Старик

 

Ты любишь нас, хоть и рожден

Среди богатого народа.

Но не всегда мила свобода

Тому, кто к неге приучен.

Меж нами есть одно преданье:

Царем когда-то сослан был

Полудня житель к нам в изгнанье.

(Я прежде знал, но позабыл

Его мудреное прозванье.)

Он был уже летами стар,

Но млад и жив душой незлобной -

Имел он песен дивный дар

И голос, шуму вод подобный -

И полюбили все его,

И жил он на брегах Дуная,

Не обижая никого,

Людей рассказами пленяя;

Не разумел он ничего,

И слаб и робок был, как дети;

Чужие люди за него

Зверей и рыб ловили в сети;

Как мерзла быстрая река

И зимни вихри бушевали,

Пушистой кожей покрывали

Они святаго старика;

Но он к заботам жизни бедной

Привыкнуть никогда не мог;

Скитался он иссохший, бледный,

Он говорил, что гневный бог

Его карал за преступленье...

Он ждал: придет ли избавленье.

И все несчастный тосковал,

Бродя по берегам Дуная,

Да горьки слезы проливал,

Свой дальный град воспоминая,

И завещал он, умирая,

Чтобы на юг перенесли

Его тоскующие кости,

И смертью - чуждой сей земли

Не успокоенные гости!

 

Алеко

 

Так вот судьба твоих сынов,

О Рим, о громкая держава!..

Певец любви, певец богов,

Скажи мне, что такое слава?

Могильный гул, хвалебный глас,

Из рода в роды звук бегущий?

Или под сенью дымной кущи

Цыгана дикого рассказ?

 

 

Прошло два лета. Так же бродят

Цыганы мирною толпой;

Везде по-прежнему находят

Гостеприимство и покой.

Презрев оковы просвещенья,

Алеко волен, как они;

Он без забот в сожаленья

Ведет кочующие дни.

Все тот же он; семья все та же;

Он, прежних лет не помня даже,

К бытью цыганскому привык.

Он любит их ночлегов сени,

И упоенье вечной лени,

И бедный, звучный их язык.

Медведь, беглец родной берлоги,

Косматый гость его шатра,

В селеньях, вдоль степной дороги,

Близ молдаванского двора

Перед толпою осторожной

И тяжко пляшет, и ревет,

И цепь докучную грызет;

На посох опершись дорожный,

Старик лениво в бубны бьет,

Алеко с пеньем зверя водит,

Земфира поселян обходит

И дань их вольную берет.

Настанет ночь; они все трое

Варят нежатое пшено;

Старик уснул - и все в покое...

В шатре и тихо и темно.

 

 

Старик на вешнем солнце греет

Уж остывающую кровь;

У люльки дочь поет любовь.

Алеко внемлет и бледнеет.

 

Земфира

 

    Старый муж, грозный муж,

    Режь меня, жги меня:

    Я тверда; не боюсь

    Ни ножа, ни огня.

 

    Ненавижу тебя,

    Презираю тебя;

    Я другого люблю,

    Умираю любя.

 

Алеко

 

Молчи. Мне пенье надоело,

Я диких песен не люблю.

 

Земфира

 

Не любишь? мне какое дело!

Я песню для себя пою.

 

Режь меня, жги меня;

Не скажу ничего;

Старый муж, грозный муж,

Не узнаешь его.

 

Он свежее весны,

Жарче летнего дня;

Как он молод и смел!

Как он любит меня!

 

Как ласкала его

Я в ночной тишине!

Как смеялись тогда

Мы твоей седине!

 

Алеко

 

Молчи, Земфира! я доволен...

 

Земфира

 

Так понял песню ты мою?

 

Алеко

 

Земфира!

 

Земфира

 

    Ты сердиться волен,

Я песню про тебя пою.

 

Уходит и поет: Старый муж и проч.

 

Старик

 

Так, помню, помню - песня эта

Во время наше сложена,

Уже давно в забаву света

Поется меж людей она.

Кочуя на степях Кагула,

Ее, бывало, в зимню ночь

Моя певала Мариула,

Перед огнем качая дочь.

В уме моем минувши лета

Час от часу темней, темней;

Но заронилась песня эта

Глубоко в памяти моей.

 

 

Все тихо; ночь. Луной украшен

Лазурный юга небосклон,

Старик Земфирой пробужден:

"О мой отец! Алеко страшен.

Послушай: сквозь тяжелый сон

И стонет, и рыдает он".

 

Старик

 

Не тронь его. Храни молчанье.

Слыхал я русское преданье:

Теперь полунощной порой

У спящего теснит дыханье

Домашний дух; перед зарей

Уходит он. Сиди со мной.

 

Земфира

 

Отец мой! шепчет он: Земфира!

 

Старик

 

Тебя он ищет и во сне:

Ты для него дороже мира.

 

Земфира

 

Его любовь постыла мне.

Мне скучно; сердце воли просит -

Уж я... Но тише! слышишь? он

Другое имя произносит...

 

Старик

 

Чье имя?

 

Земфира

 

    Слышишь? хриплый стон

И скрежет ярый!.. Как ужасно!..

Я разбужу его...

 

Старик

 

          Напрасно,

Ночного духа не гони -

Уйдет и сам...

 

Земфира

 

       Он повернулся,

Привстал, зовет меня... проснулся -

Иду к нему - прощай, усни.

 

Алеко

 

Где ты была?

 

Земфира

 

       С отцом сидела.

Какой-то дух тебя томил;

Во сне душа твоя терпела

Мученья; ты меня страшил:

Ты, сонный, скрежетал зубами

И звал меня.

 

Алеко

 

       Мне снилась ты.

Я видел, будто между нами...

Я видел страшные мечты!

 

Земфира

 

Не верь лукавым сновиденьям.

 

Алеко

 

Ах, я не верю ничему:

Ни снам, ни сладким увереньям,

Ни даже сердцу твоему.

 

 

Старик

 

О чем, безумец молодой,

О чем вздыхаешь ты всечасно?

Здесь люди вольны, небо ясно,

И жены славятся красой.

Не плачь: тоска тебя погубит.

 

Алеко

 

Отец, она меня не любит.

 

Старик

 

Утешься, друг: она дитя.

Твое унынье безрассудно:

Ты любишь горестно и трудно,

А сердце женское - шутя.

Взгляни: под отдаленным сводом

Гуляет вольная луна;

На всю природу мимоходом

Равно сиянье льет она.

Заглянет в облако любое,

Его так пышно озарит -

И вот - уж перешла в другое;

И то недолго посетит.

Кто место в небе ей укажет,

Примолвя: там остановись!

Кто сердцу юной девы скажет:

Люби одно, не изменись?

Утешься.

 

Алеко

 

    Как она любила!

Как нежно преклонясь ко мне,

Она в пустынной тишине

Часы ночные проводила!

Веселья детского полна,

Как часто милым лепетаньем

Иль упоительным лобзаньем

Мою задумчивость она

В минуту разогнать умела!..

И что ж? Земфира неверна!

Моя Земфира охладела!...

 

Старик

 

Послушай: расскажу тебе

Я повесть о самом себе.

Давно, давно, когда Дунаю

Не угрожал еще москаль -

(Вот видишь, я припоминаю,

Алеко, старую печаль.)

Тогда боялись мы султана;

А правил Буджаком паша

С высоких башен Аккермана -

Я молод был; моя душа

В то время радостно кипела;

И ни одна в кудрях моих

Еще сединка не белела, -

Между красавиц молодых

Одна была... и долго ею,

Как солнцем, любовался я,

И наконец назвал моею...

 

Ах, быстро молодость моя

Звездой падучею мелькнула!

Но ты, пора любви, минула

Еще быстрее: только год

Меня любила Мариула.

 

Однажды близ Кагульских вод

Мы чуждый табор повстречали;

Цыганы те, свои шатры

Разбив близ наших у горы,

Две ночи вместе ночевали.

Они ушли на третью ночь, -

И, брося маленькую дочь,

Ушла за ними Мариула.

Я мирно спал; заря блеснула;

Проснулся я, подруги нет!

Ищу, зову - пропал и след.

Тоскуя, плакала Земфира,

И я заплакал - с этих пор

Постыли мне все девы мира;

Меж ими никогда мой взор

Не выбирал себе подруги,

И одинокие досуги

Уже ни с кем я не делил.

 

Алеко

 

Да как же ты не поспешил

Тотчас вослед неблагодарной

И хищникам и ей коварной

Кинжала в сердце не вонзил?

 

Старик

 

К чему? вольнее птицы младость;

Кто в силах удержать любовь?

Чредою всем дается радость;

Что было, то не будет вновь.

 

Алеко

 

Я не таков. Нет, я не споря

От прав моих не откажусь!

Или хоть мщеньем наслажусь.

О нет! когда б над бездной моря

Нашел я спящего врага,

Клянусь, и тут моя нога

Не пощадила бы злодея;

Я в волны моря, не бледнея,

И беззащитного б толкнул;

Внезапный ужас пробужденья

Свирепым смехом упрекнул,

И долго мне его паденья

Смешон и сладок был бы гул.

 

 

Молодой цыган

 

Еще одно... одно лобзанье...

 

Земфира

 

Пора: мой муж ревнив и зол.

 

Цыган

 

Одно... но доле!.. на прощанье.

 

Земфира

 

Прощай, покамест не пришел.

 

Цыган

 

Скажи - когда ж опять свиданье?

 

Земфира

 

Сегодня, как зайдет луна,

Там, за курганом над могилой...

 

Цыган

 

Обманет! не придет она!

 

Земфира

 

Вот он! беги!.. Приду, мой милый.

 

 

Алеко спит. В его уме

Виденье смутное играет;

Он, с криком пробудясь во тьме,

Ревниво руку простирает;

Но обробелая рука

Покровы хладные хватает -

Его подруга далека...

Он с трепетом привстал и внемлет...

Все тихо - страх его объемлет,

По нем текут и жар и хлад;

Встает он, из шатра выходит,

Вокруг телег, ужасен, бродит;

Спокойно все; поля молчат;

Темно; луна зашла в туманы,

Чуть брезжит звезд неверный свет,

Чуть по росе приметный след

Ведет за дальные курганы:

Нетерпеливо он идет,

Куда зловещий след ведет.

 

Могила на краю дороги

Вдали белеет перед ним...

Туда слабеющие ноги

Влачит, предчувствием томим,

Дрожат уста, дрожат колени,

Идет... и вдруг... иль это сон?

Вдруг видит близкие две тени

И близкой шепот слышит он -

Над обесславленной могилой.

 

1-й голос

 

Пора...

 

2-й голос

 

    Постой...

 

1-й голос

 

       Пора, мой милый.

 

2-й голос

 

Нет, нет, постой, дождемся дня.

 

1-й голос

 

Уж поздно.

 

2-й голос

 

    Как ты робко любишь.

Минуту!

 

1-й голос

 

    Ты меня погубишь.

 

2-й голос

 

Минуту!

 

1-й голос

 

    Если без меня

Проснется муж?..

 

Алеко

 

       Проснулся я.

Куда вы! не спешите оба;

Вам хорошо и здесь у гроба.

Земфира

 

Мой друг, беги, беги...

 

Алеко

 

          Постой!

Куда, красавец молодой?

Лежи!

Вонзает в него нож.

 

Земфира

 

       Алеко!

 

Цыган

 

          Умираю...

 

Земфира

 

Алеко, ты убьешь его!

Взгляни: ты весь обрызган кровью!

О, что ты сделал?

 

Алеко

 

       Ничего.

Теперь дыши его любовью.

 

Земфира

 

Нет, полно, не боюсь тебя! -

Твои угрозы презираю,

Твое убийство проклинаю...

 

Алеко

 

Умри ж и ты!

 

Поражает ее.

 

Земфира

 

       Умру любя...

 

 

Восток, денницей озаренный,

Сиял. Алеко за холмом,

С ножом в руках, окровавленный

Сидел на камне гробовом.

Два трупа перед ним лежали;

Убийца страшен был лицом.

Цыганы робко окружали

Его встревоженной толпой.

Могилу в стороне копали.

Шли жены скорбной чередой

И в очи мертвых целовали.

Старик-отец один сидел

И на погибшую глядел

В немом бездействии печали;

Подняли трупы, понесли

И в лоно хладное земли

Чету младую положили.

Алеко издали смотрел

На все... когда же их закрыли

Последней горстию земной,

Он молча, медленно склонился

И с камня на траву свалился.

 

Тогда старик, приближась, рек:

"Оставь нас, гордый человек!

Мы дики; нет у нас законов,

Мы не терзаем, не казним -

Не нужно крови нам и стонов -

Но жить с убийцей не хотим...

Ты не рожден для дикой доли,

Ты для себя лишь хочешь воли;

Ужасен нам твой будет глас:

Мы робки и добры душою,

Ты зол и смел - оставь же нас,

Прости, да будет мир с тобою".

 

Сказал - и шумною толпою

Поднялся табор кочевой

С долины страшного ночлега.

И скоро все в дали степной

Сокрылось; лишь одна телега,

Убогим крытая ковром,

Стояла в поле роковом.

Так иногда перед зимою,

Туманной, утренней порою,

Когда подъемлется с полей

Станица поздних журавлей

И с криком вдаль на юг несется,

Пронзенный гибельным свинцом

Один печально остается,

Повиснув раненым крылом.

Настала ночь: в телеге темной

Огня никто не разложил,

Никто под крышею подъемной

До утра сном не опочил.

Эпилог

Волшебной силой песнопенья

В туманной памяти моей

Так оживляются виденья

То светлых, то печальных дней.

 

В стране, где долго, долго брани

Ужасный гул не умолкал,

Где повелительные грани

Стамбулу русский указал,

Где старый наш орел двуглавый

Еще шумит минувшей славой,

Встречал я посреди степей

Над рубежами древних станов

Телеги мирные цыганов,

Смиренной вольности детей.

За их ленивыми толпами

В пустынях часто я бродил,

Простую пищу их делил

И засыпал пред их огнями.

В походах медленных любил

Их песен радостные гулы -

И долго милой Мариулы

Я имя нежное твердил.

 

Но счастья нет и между вами,

Природы бедные сыны!..

И под издранными шатрами

Живут мучительные сны,

И ваши сени кочевые

В пустынях не спаслись от бед,

И всюду страсти роковые,

И от судеб защиты нет.

 

Поэма "Цыгане" написана Александром Пушкиным в 1824 году и является поэтическим выражением мировоззренческого кризиса, который переживал Пушкин в период 1823-1824 гг. Поэт с необычайной глубиной и проницательностью ставит в "Цыганах" ряд важных вопросов, ответа на которые он еще не в состоянии дать. В образе Алеко выражены чувства и мысли самого автора. Недаром Пушкин дал ему свое собственное имя (Александр), а в эпилоге подчеркнул, что и сам он, как и его герой, жил в цыганском таборе.

 

Своего героя, романтического изгнанника, бежавшего, как и Кавказский пленник, в поисках свободы от культурного общества, где царит рабство, физическое и моральное, Пушкин помещает в среду, где нет ни законов, ни принуждения, никаких взаимных обязательств. Пушкинские "вольные" цыгане, несмотря на множество точно и верно воспроизведенных в поэме черт их быта и жизни, конечно, крайне далеки от подлинных бессарабских цыган, живших тогда в "крепостном состоянии". Но Пушкину надо было создать своему герою такую обстановку, в которой он мог бы полностью удовлетворить свое страстное желание абсолютной, ничем не ограниченной свободы. И тут обнаруживается, что Алеко, требующий свободы для себя, не желает признавать ее для других, если эта свобода затрагивает его интересы, его права ("Я не таков, - говорит он старому цыгану, - нет, я, не споря, от прав своих но откажусь"). Поэт развенчивает романтического героя, показывая, что за его стремлением к свободе стоит "безнадежный эгоизм". Абсолютная свобода к любви, как она осуществляется в поэме в действиях Земфиры и Мариулы, оказывается страстью, не создающей никаких духовных связей между любящими, не налагающей на них никаких моральных обязательств. Земфире скучно, "сердце воли просит" - и она легко, без угрызений совести изменяет Алеко; в соседнем таборе оказался красивый цыган, и после двухдневного знакомства, "брося маленькую дочь" (и мужа), "ушла за ними Мариула"... Свободные цыгане, как оказывается, свободны лишь потому, что они "ленивы" и "робки душой", примитивны, лишены высоких духовных запросов. К тому же свобода вовсе не дает этим свободным цыганам счастья. Старый цыган так же несчастлив, как и Алеко, но только он смиряется перед своим несчастьем, считая, что это - нормальный порядок, что "чредою всем дается радость, что было, то не будет вновь".

 

Так Пушкин в своей поэме развенчал и традиционного романтического героя - свободолюбца, и романтический идеал абсолютной свободы. Заменить эти отвлеченные, туманные романтические идеалы какими-либо более реальными, связанными с общественной жизнью Пушкин еще не умеет, и потому заключение поэмы звучит трагически-безнадежно:

 

     Но счастья нет и между вами,

     Природы бедные сыны!..

     . . . . . . . . . . . . . .

     И всюду страсти роковые,

     И от судеб защиты нет.

Эти выстраданные Пушкиным глубокие мысли и чувства облечены в "Цыганах" в совершенную поэтическую форму. Свободная и в то же время четкая и ясная композиция поэмы, яркие картины жизни и быта цыган, насыщенные лиризмом описания чувств и переживаний героя, драматические диалоги, в которых раскрываются конфликты и противоречия, составляющие содержание поэмы, включенные в поэму посторонние эпизоды - стихи о беззаботной птичке, рассказ об Овидии - все это делает поэму "Цыганы" одним из самых лучших произведений молодого Пушкина.

 

Закончив поэму в октябре 1824 г., Пушкин не торопился с ее опубликованием. Во-первых, он думал еще обогатить критическое содержание поэмы, введя в нее речь Алеко к новорожденному сыну, в которой звучит горькое разочарование поэта в ценности науки и просвещения, того просвещения, которому Пушкин так искренне и преданно служил и до своего кризиса и после него, до самой смерти. Этот монолог Алеко остался недоработанным в рукописи. Другой причиной задержки обнародования "Цыган" было, можно думать, то, что в это время (конец 1824-го и 1825-й г.) Пушкин уже преодолевал свой кризис романтизма, и ему но хотелось нести в публику столь сильное произведение, не выражающее уже его настоящие взгляды. "Цыганы" были напечатаны только в 1827 г, с пометкой на обложке: "Писано в 1824 году".

Зеленая аптека, лечим травами

Кальций в организме человека

Помощь метеозависимым людям

Ринит, ангину, фарингит, ларингит, бронхит

Рецепты с открыток

Салаты фруктовые

Блюда из молока

Блюда из рыбы

Блюда из картофеля

Детям к столу

Интересные факты

Мир растений - Интересные факты

 

 

 

Главная
Исцеление
Питание
Растения
Галерея

 ЦЕЛИТЕЛЬ  ПРИРОДА