Александр Беляев. Мистер смех

Александр Беляев. Мистер смех

 

 

НА РАСПУТЬЕ

Спольдинг вспомнил счастливые, как ему казалось, минуты, когда он

положил в портфель аттестат об окончании политехнического института.

Он инженер-механик, и перед ним открыт весь мир. Для него светит

солнце. Для него улыбаются девушки. Для него распускают павлиньи хвосты

роскоши витрины магазинов, для него играет веселая музыка в нарядных кафе,

для него скользят по асфальту блестящие автомобили.

Правда, сегодня все это еще недоступно для него, но, быть может, завтра

он возьмет под руку голубоглазую девушку с ярко-пунцовыми губами, сядет с

ней в блестящий автомобиль, поедет в лучший ресторан города.

Ну, понятно, это все будет “завтра” не в буквальном смысле слова. Надо

найти работу. Послужить инженером у хозяина. Скопить немного денег и

открыть собственное дело. А дальше все пойдет как по маслу.

Найти работу… Это, конечно, не легко. Спольдинг хорошо знает об этом.

Но кризис и безработица – страшные слова не для него, Спольдинга. Разве в

институте у кого-нибудь из студентов был такой рост, вес, такие мускулы,

как у него? Разве во всех спортивных состязаниях он не побеждал всех своих

товарищей? А голова! Разве он не кончил высшую школу одним из первых – мог

бы и первым, если бы не слишком увлекался спортом.

Главное же, ни у кого нет такой стальной воли, такого упрямого

стремления к власти, такой страстной жажды богатства, такого аппетита ко

Смотрите также:  Стихи. А. Белый

всем благам жизни и такой фанатичной настойчивости в достижении цели.

И Спольдинг ринулся головой в свалку, как изголодавшийся волчонок,

пустив в ход и волю, и жажду, и зубы, и когти. Но вскоре оказалось, что

всего этого мало. Когти ему понадобились только на то, чтобы однажды в

сердцах сорвать висевшее на воротах завода объявление “Приема нет”. Зубами

он грыз от злости камышовую трость, получая очередной отказ. В большинстве

случаев ему не удавалось проникнуть не только в кабинет директора, но и к

секретарю. Ему оставалось лишь говорить по телефону из проходной конторы

или из вестибюля. Однажды он попытался силой прорвать кордон, но был с

позором, под руки, выведен из кабинета личного секретаря

машиностроительного магната.

Он жил на случайные мелкие заработки, нередко недоедал и ожесточался;

он со злорадством думал о том, как сам будет еще более беспощаден с

неудачником, когда все же достигнет вершин земного благополучия. И если

обычные пути трудны, нужно находить более быстрые, новые, необычные.

Новые пути! Где они, эти новые пути? Спольдинг начал жадно

прислушиваться, ловить каждое слово о быстрых или необычайных способах

обогащения.

Как-то в вагоне подземной железной дороги Спольдинг услышал разговор об

удаче одного писателя-юмориста, который одной книгой сделал себе огромное

состояние. Спольдинг сам читал эту веселую книгу и от души хохотал. Но

ведь у него, Спольдинга, нет литературного дарования. Через несколько дней

Смотрите также:  Робинзон Крузо. Даниэль Дефо. Главы_первая, вторая_третья_четвертая

он прочитал о человеке, нажившем, несмотря на кризис, миллионы на

патентованном средстве для ращения волос. Секрет заключался в том, что это

средство – невероятно, но факт – действительно вызывало усиленный рост

волос. А изобрести такое или подобное средство – не легкий и не скорый

путь. В другой газете сообщалось о колоссальных заработках знаменитого

комического киноартиста Престо. Увы, у Спольдинга не было и артистических

талантов.

Усталый, раздраженный, с тяжелым грузом дневных огорчений и обид,

поздно вечером возвращался Спольдинг домой. Шагал он по узкой комнате с

окном во двор и слушал, как за стеной кто-то заунывно играл на странном

инструменте. Звуки напоминали то флейту, то скрипку, то человеческое

контральто.

Эти звуки действовали ему на нервы. Непонятен был тембр, непонятна

меняющаяся мелодия – то чарующая, прекрасная, то кошмарная, нелепая.

Непонятны были, как и вчера вечером, неожиданные переходы музыкальных

звуков в пулеметную стрельбу, впрочем очень скоро прекратившуюся.

Непонятен, наконец, был исполнитель. Ученик не мог играть столь блестяще

такие технически сложные вещи, артист не мог исполнять музыкальные

нелепицы, странные по содержанию и форме.

Уже несколько дней эти звуки интригуют и беспокоят Спольдинга. Надо

будет спросить у хозяйки дома, кто поселился в соседней комнате. И сегодня

за стеной после певучей скрипичной мелодии вдруг послышался адский

железный скрежет, свист, верещанье.

Спольдинг начал стучать в стену.

Звуки умолкли.

 

Целительная сила природы
Добавить комментарий