Почему России надо было отказатьсяот продуктов питания из Европы

 

 

 

 

Эту статью я разместил на этом сайте в ответ на циркулирующие в Интернете стенания и сожаления о «качественных» продуктах изготовляемых в Европе, которым как известно, частично перекрыли дорогу к желудкам россиян. Частично по той причине, что многочисленные жучки-паучки переносят в авоськах и баулах через границу вожделенную для них еду европейцев.

Качественные продукты можно изготовить только из качественного сырья – это аксиома. В Европе в силу обстоятельств собственное качественное продуктовое сырье полностью отсутствует.

Зарубежная Европа – регион высокой и очень высокой концентрации населения, городов, промышленного и сельскохозяйственного производства, транспорта, туризма и рекреации, которые оказывают все возрастающее давление на окружающую среду.

При этом в значительной мере речь идет о «грязных» промышленных производствах, размещение которых по-прежнему отличается большой территориальной концентрацией: вспомним о «кустах» ТЭС в угольных бассейнах, о «каскадах» АЭС на Рейне, Роне, Луаре, других реках, о скоплениях НПЗ в морских портах. Существенное воздействие на окружающую среду региона оказывает и сельское хозяйство, далеко продвинувшееся на пути механизации и химизации. Высокий уровень автомобилизации, расширение объема воздушных перевозок, интенсификация морского судоходства – все это также не проходит бесследно для окружающей среды. В последнее время стало отчетливо проявляться отрицательное влияние на нее туристского бума, особенно в приморских и горных районах. Ко всему этому можно добавить и такой фактор, как «расползание» городской застройки. В маленькой Бельгии она занимает уже более 18 % всей территории, в Германии и Нидерландах – 13–14, в Венгрии – 12 % и т. д.

В результате зарубежная Европа давно уже стала едва ли не главным из трех мировых центров дестабилизации окружающей среды. Во многих ее районах доля ненарушенных территорий сократилась до минимума, а частично нарушенных колеблется в пределах от 5 до 25 %. Остальные же земли относят к полностью нарушенным. При этом процесс дестабилизации окружающей среды продолжался.

Пожалуй, наиболее угрожающие размеры в зарубежной Европе приняло загрязнение атмосферы, связанное с поступлением в нее диоксида углерода, диоксида серы, оксидов азота, различных аэрозолей.

 

Отрицательные последствия эмиссии соединений серы и азота выражаются в первую очередь в возникновении таких негативных явлений, как смог и кислотные осадки.

Зимний смог, который называют также черным смогом, известен в зарубежной Европе давно. Он часто случался в Лондоне, Бирмингеме, Дублине, Белфасте, Берлине, Штутгарте, Лейпциге, Риме, Милане, Праге, Лодзи, Любляне, Софии.

Особую известность получил лондонский смог. K нему уже стали привыкать как к чему-то неизбежному. Но в декабре 1952 г. зимний смог принял здесь прямо-таки катастрофические масштабы. В течение нескольких дней от сильнейшего сернистого «смога-убийцы» в столице Великобритании погибли 4000 человек и были зарегистрированы десятки тысяч случаев заболеваний легких и верхних дыхательных путей. Это произошло из-за сочетания температурной инверсии и застойности воздуха с большой концентрацией диоксида серы и аэрозольных частиц, поступавших в воздушную среду города через тысячи и тысячи каминных труб. В Лондоне нет центрального отопления, как впрочем и других городах Европы, небо коптят десятки тысяч дымовых труб.

Фотохимический смогкоторый называют также белым смогом, вызывается высокой концентрацией озона и возникает обычно в летнее время. Он также характерен для многих европейских городов, в особенности приморских (Барселона, Афины).

Еще больший вред наносят кислотные осадки, выпадающие в виде дождя и снега и вызывающие подкисление водоемов, почвенного покрова, угнетение лесной растительности, разрушение зданий и сооружений. Первыми их жертвами стали озера и реки Скандинавии. Особенно пострадали от таких осадков озера южной части Швеции (где впервые в 1962 г. было обнаружено подкисление вод, вызванное ими) и Норвегии, которые со временем подверглись сильному закислению – вплоть до полной «стерилизации» жизни. Так, в Норвегии из 5000 обследованных озер полное исчезновение рыбы было отмечено в 1750. Были поражены также водоемы южной части Финляндии, Дании, Шотландии.

Уже в 70—80-х гг. XX в. было обнаружено отрицательное воздействие кислотных осадков на европейские леса, особенно хвойные. К началу 1990-х гг. на территории зарубежной Европы поврежденные кислотными осадками леса занимали 50 млн га, или 1/3 всей ее лесной площади. Еще больше эта доля была в Великобритании и Чехии (50–60 %), в Польше, Словакии и Нидерландах (35–50 %). А по общей площади пораженных лесов выделяются Швеция, Франция, Испания, Италия, Польша, страны на территории бывшей СФРЮ, Норвегия. Пострадали также многие памятники истории и архитектуры – словом, то, что часто именуют собирательным понятием «старые камни Европы». В Германии не осталось естественной растительности, все леса пересаженные, деревья погибают от невыносимых условий произрастания их заменяют на другие.

Важно отметить, что от кислотных осадков часто терпят урон не только «страны-производители» – такие, как Германия, Великобритания, Бельгия. Трансграничный перенос перемещает загрязненные массы воздуха и в другие – как соседние, так и более отдаленные – государства. Например, Норвегия, Швеция, Нидерланды, Швейцария, Австрия получают из-за границы от 70 до 95 % всех кислотных осадков, ФРГ и Франция – 50–60, Чехия и Польша – 40–50 %.

Загрязнение гидросферы под воздействием промышленной, сельскохозяйственной и коммунально-бытовой деятельности также достигло в зарубежной Европе больших размеров. Это относится и к физическому, и к химическому загрязнению водной среды, причем как речной, так и морской.

Главной угрозой для водных ресурсов рек служат сточные воды, объем которых еще в начале 1990-х гг. достиг почти 250 км3 (первое место среди них занимали промышленные стоки, второе – коммунально-бытовые и третье – сельскохозяйственные). Как уже было отмечено, подкисление в результате выпадения кислотных осадков также отрицательно сказывается на качестве речных (и озерных) вод. Если иметь в виду отдельные страны, то особенно низким качеством отличаются речные воды Бельгии, Нидерландов, Чехии и Португалии, за которыми следуют Германия и Великобритания (без Шотландии). Что же касается отдельных рек, то наиболее загрязненными оказываются такие международные реки, как Рейн, Дунай, Эльба, Одер. Но от них не так уж сильно отличаются и многие национальные реки, например Сена во Франции, По в Италии, Висла в Польше. Такой грязной водой производят полив полей, после чего все вредные для человека вещества впитывают в себя культивируемые  растения.

Самой загрязненной рекой Европы, да и всего мира, по крайней мере до последнего времени, считается Рейн. На его берегах живет не менее 25 млн человек и находится основная часть тяжелой промышленности ФРГ, ведется интенсивное земледелие, плодоводство, виноградарство. Международный рейнский флот насчитывает более 10 тыс. грузовых судов. В результате в Рейн поступают непосредственно или с притоками коммунально-бытовые стоки от населенных пунктов с населением около 20 млн человек, а также промышленные сточные воды, эквивалентные стокам населенных пунктов с 50 млн жителей. Специальная комиссия ООН признала эту реку пригодной лишь для судоходства. Воду из Рейна было запрещено употреблять не только для питья, но и для поливки садов и огородов.

Обратим внимание также на то, что для международных рек региона очень характерен трансграничный перенос загрязнений. Так, от загрязнения Рейна в наибольшей мере страдают Нидерланды, расположенные в его дельте; при этом загрязненные воды реки по рукавам и каналам проникают даже в искусственное озеро Эйсселмер. Загрязнение Эльбы в верхнем течении, находящемся частично в пределах Чехии, в наибольшей мере сказывается в ФРГ. Тем более трансграничные переносы характерны для Дуная, протекающего через восемь стран.

Естественно, что загрязненность речных вод (наряду с различиями в обеспеченности речным стоком) влияет на размеры водопотребления. Это относится и к странам, и к городам. Так, первое место в регионе по душевому потреблению воды занимает столица Норвегии Осло (650 л в день). К числу крупных водопотребителей относятся также Стокгольм, Берген, Рейкьявик в Северной Европе, некоторые другие города. А замыкают этот перечень Амстердам, Роттердам, Брюссель, Париж, Берлин, Ливерпуль (100–150 л в день).

Загрязнение морской среды достигло наибольшего уровня в 60—70-х гг. XX в. Это относилось и к морям Средиземноморского бассейна, и к Северному, и к Балтийскому, а также к примыкающей к Европе части акватории Атлантического океана. Их антропогенное загрязнение происходило и происходит двумя основными путями: 1) с суши, 2) в результате деятельности в морских акваториях. В первом случае имеются в виду прежде всего стоки рек, во втором – эксплуатационные сливы и аварийные выбросы с морских судов, последствия аварий на буровых платформах, подводных трубопроводах.

В качестве наиболее яркого примера сильно загрязненного моря чаще всего приводят Средиземное (рис. 52). Свой «вклад» в его загрязнение вносят 430 млн жителей 20 прибрежных стран, из которых 130 млн живут непосредственно на морском побережье, в том числе в 120 крупных приморских городах и сотнях других населенных пунктов. В такой же степени это относится, как уже отмечалось, к десяткам миллионов туристов, к морским и воздушным перевозкам и т. д. Через Средиземное море ежегодно проходят около 30 % торговых судов и 20 % нефтеналивных танкеров мира. Надо учитывать и такую природную особенность межматерикового Средиземного моря, как замедленный ритм обновления его вод.

Первые признаки ухудшения экологической ситуации в акватории этого моря были отмечены еще в 1950-е гг. А в 1970-е гг., по данным ВОЗ, в него ежегодно сбрасывалось 12 млн т органических веществ и, кроме того, много тяжелых металлов, радиоактивных веществ. В море попадало также много нефти и бытового мусора. В портах Барселоны, Марселя, Генуи, Неаполя, Пирея суда с трудом подходили к причалам, так как вся поверхность моря была покрыта пластмассовыми бутылками, тарелками, резиновыми шинами, другим мусором. Очень большой ущерб был нанесен пляжам. Статистика свидетельствует о том, что 52 % всех загрязнений попадает в Средиземное море с судов, 43 – с суши (в том числе 25 % городских и 17 % промышленных стоков) и 6 % – из атмосферы.

Экологическое состояние входящего в систему Средиземноморья Черного моря в последнее время также вызывает большую тревогу. Водосборный бассейн этого моря расположен в пределах девяти стран. Нахождение на его берегах крупных портово-промышленных комплексов, довольно интенсивное судоходство (ежегодно через его акваторию проходят 5000–6000 судов) уже сами по себе создают ощутимую опасность загрязнения. Но особенно много загрязняющих веществ привносят в море впадающие в него реки, в особенности Дунай: с его водами в морскую среду ежегодно попадают 10 млн т органических веществ, много азота, фосфора, нефти и нефтепродуктов, моющих средств. В результате в Черном море увеличился объем вод, зараженных сероводородом, уменьшилась среда обитания морских животных.

К числу очень загрязненных относятся также Северное и Балтийское моря. Их загрязнение следует отнести как на счет интенсивного судоходства (в Северном море единовременно находятся примерно 5000 судов на более чем 100 маршрутах) и нефтедобычи, так и в еще большей мере – на счет речных выносов. Реки, впадающие в эти моря, ежегодно выносят в них десятки и сотни тысяч тонн хлоридов, фосфатов и нитратов. В результате в прибрежных участках морей участились случаи бурного разрастания ядовитых водорослей, вызывающих так называемые красные приливы. Впервые такие «приливы» были обнаружены при помощи космических снимков еще в 1970 г. Они представляли собой полосу загрязнений, протянувшуюся вдоль южных берегов Северного и Балтийского морей, причем ширина ее колебалась от 7—10 до 100–120 км вблизи наиболее крупных источников загрязняющих стоков с суши. А летом 1988 г. в морском поясе Северной Европы подобный «прилив» привел не только к массовой гибели тюленей, но и практически к полному уничтожению живых организмов в обширных акваториях.

Атлантическое и Североморское побережье Европы терпит большой ущерб и от так называемых черных приливов, которые вызываются катастрофами супертанкеров у ее берегов.

В марте 1967 г. у берегов Великобритании наскочил на скалы танкер «Торри-Каньон», вмещавший 120 тыс. т нефти. Она вытекала из танкера в течение нескольких недель и медленно дрейфовала в сторону острова. Английское правительство пустило в ход военно-морские и воздушные силы, армию. Бомбардировщики сбрасывали на танкер зажигательные бомбы. Вылившуюся в море нефть поджигали напалмом, посыпали детергентами, которые погубили всю органическую жизнь на этом участке акватории. Затем ветры пригнали нефтяное пятно к берегам Франции, где оно нанесло огромный вред пляжам, устричным плантациям. Часть нефти, опустившаяся на дно, привела к гибели донной флоры и фауны. Через 11 лет трагедия у берегов Франции повторилась в удвоенном масштабе. В марте 1978 г. американский супертанкер «Амоко Кадис», следовавший из Персидского залива в Роттердам, всего в полутора милях от берега потерял управление и сел на скалы, разломившись надвое. Из его танков в море вылилось 223 тыс. т сырой нефти, которая образовала «черный прилив», обрушившийся на пляжи, устричные плантации, рыбацкие гавани на протяжении почти 300 км. Берега достигло более 60 тыс. т нефти, которую затем пришлось собирать механическим путем. К этому перечню можно добавить еще катастрофы «Олимпик Брейвери», «Кастилло де Бельвер» и других танкеров. В начале 1993 г. танкер «Браер» напоролся на скалы у Шетландских о-вов. В 2002 г. греческий танкер «Престиж», плававший под багамским флагом, во время шторма раскололся надвое и затонул поблизости от побережья Испании, вызвав еще одну экологическую катастрофу.

Зарубежная Европа отличается также большими масштабами загрязнения почвенного покрова. Это объясняется в первую очередь большим количеством промышленных, горнопромышленных, сельскохозяйственных и бытовых отходов, постоянно возрастающей металлизацией и химизацией окружающей среды. Только городских отходов здесь ежегодно образуется почти 150 млн т, в том числе в Германии – более 20 млн, в Италии, Великобритании, Турции и во Франции – от 15 до 20 млн, в Испании и Польше – от 10 до 15 млн т. В результате наиболее сильной деградации к настоящему времени подверглись почвы Юго– Восточной Англии, стран Бенилюкса, Германии, Италии, Испании и фактически всех стран Центрально-Восточной Европы.

К этому нужно добавить, что страны Центральной Европы имеют некоторые специфические особенности использования энергетиков. К ним относятся прежде всего ориентация энергохозяйства преимущественно на уголь и в особенности на низкосортный (высокозольный и сернистый) бурый уголь и лигнит, а также сохраняющаяся высокая территориальная концентрация населения и производства в угольных и других бассейнах сосредоточения минерального топлива и сырья, где нагрузка на окружающую среду особенно велика.

Аварии время от времени случающиеся и даже катастрофы, также наносят вред окружающей среде. Пример такого рода – крупная авария, произошедшая в самом начале 2000 г. на комбинате цветной металлургии в румынском городе Бая-Маре, расположенном в северной части страны. Здесь произошел аварийный выброс цианида, который попал в р. Сомеш, а из нее в Тису и затем в Дунай. В результате в Сомеше и Тисе погибла почти вся рыба.

Техногенные аварии случаются, конечно, и в Западной Европе. Достаточно сказать, что только за последние 15 лет в странах Евросоюза возникло более 300 крупных аварийных ситуаций в промышленности. То же относится и к разного рода стихийным бедствиям. Так, за период с начала 1970-х до середины 1990-х гг. в Европе имели место более 160 крупных наводнений. А особенно сильное наводнение в августе 2002 г. нанесло огромный ущерб Германии, Чехии, Австрии, Хорватии, а также Великобритании, Италии, Испании; при этом особенно пострадали Дрезден, Прага, да и некоторые другие города. В январе 2003 г. от нового наводнения пострадали 11 стран. Для стран Средиземноморья проблемой остаются засухи и лесные пожары.

В условиях преобладания западного переноса воздушных масс эколого-географическое положение России можно назвать относительно невыгодным. Трансграничный перенос соединений серы и азота из стран зарубежной Европы (а также из Белоруссии и Украины) оказывается в несколько раз большим, чем перенос их из России в западном направлении. 

Таким образом, вырастить что либо качественное и безопасное в Европе не представляется возможным. Европейцы это хорошо понимают и свою сельскохозяйственную продукцию в пищу сами не употребляют. Зерно пускают на производство биотоплива и другие технические потребности. До введения контрсанкцией, непригодная к употреблению в пищу продукция широко поставлялась в Россию. Сейчас эта продукция перенаправлена в страны Азии, Африки, где считаю возможным ее употребление в виду нехватки качественной пищи.

Для себя европейцы закупают сельхозпродукцию в Иране и странах Южной Америки.

По материалам статьи «Загрязнение окружающей среды в зарубежной Европе»,портал – https://megaobuchalka.ru

 

 

 

Источник: Журнал “Здоровье”, 2000/6; материалы вебресурсов.

Фото: Яндекс

Целительная сила природы
Добавить комментарий